reg20-21

 

Княгиня

Екатерина Романовна Дашкова

 

 

Княгиня Екатерина Романовна Дашкова. К ней во многом можно применить слова «первая» и «единственная»: первая женщина, возглавившая  Академию наук, единственная во главе двух академий,  руководившая созданием первого толкового словаря русского языка, первая в России женщина на государственной службе. Более двух веков разделяют нас, но до сих пор её личность вызывает живой интерес и даже бурные споры. Отзывы современников и потомков о княгине  могут быть разными по оценкам, но сходятся в одном: «она решительно ни на кого не похожа».

 

Когда 17 марта 1743 года в семье Романа Илларионовича Воронцова родилась девочка, названная Екатериной, её крестными родителями стали императрица Елизавета Петровна и наследник престола Пётр Фёдорович. После смерти матери её взял на воспитание дядя Михаил Илларионович Воронцов, вице-канцлер, затем канцлер Российской империи. Политика, чтение серьёзной литературы, особенно сочинений французских просветителей – вот что интересовало её в юном возрасте. Екатерина с интересом просматривала с разрешения дяди государственные бумаги. Даже внешне она отличалась от сверстниц, отказавшись наотрез от принятого в то время  использования пудры и румян, а внутреннее богатство человека ставила выше внешнего лоска. Но по-настоящему независимость её характера проявилась тогда, когда она, пойдя наперекор семье,  вступила в заговор против императора Петра III, фавориткой которого была её старшая сестра Елизавета,  и приняла участие в государственном перевороте на стороне его супруги, будущей императрицы Екатерины II.

 

Великая княгиня  Екатерина Алексеевна стала в глазах юной девушки идеалом просвещённой государыни. У них было много общего: княгиня писала, что в то время не нашлось бы в России двух женщин, которые столько много читали. Были и отличия: юная Екатерина Воронцова с открытым, восторженным и вспыльчивым характером и умная, расчётливая Екатерина Алексеевна, бывшая почти вдвое старше, которая искала себе сторонников.  Их она нашла в лице Екатерины Романовны и её супруга, гвардейского офицера Михаила Кондратия, представителя древнего княжеского рода Дашковых.  Со всем своим юношеским энтузиазмом и самоотверженностью молодая княгиня стала пламенным агитатором в пользу Екатерины среди кругов аристократии,  считая себя чуть ли не центром заговора. Екатерина II сумела сделать так, что каждый член заговора видел себя главной его пружиной. Узнав после переворота истинную роль Григория Орлова, фаворита Екатерины II,  княгиня сохранила на всю жизнь неприязнь к фаворитизму и натянутые отношения почти со всеми фаворитами императрицы. Но какими бы не были отношения с самой Екатериной II, в которых бывали  периоды близости и холодности, княгиня всегда превозносила императрицу, хотя её продолжали подозревать в участии в заговорах.

 

Обладая ярким независимым характером, княгиня, которая, по отзывам современников, резала правду, как хлеб, не могла надолго удержаться при дворе. Оставшись в 21 год вдовой с двумя детьми и большими долгами, она живёт в  имении мужа, приводит в порядок хозяйство и рассчитывается с кредиторами. Здесь проявилась присущая ей практичность, хозяйственность, умение разумно и экономно вести дела, которая пригодится впоследствии на службе в академиях. Екатерина Романовна считала, что нужно жить по средствам, а не в долг, и не понимала барской расточительности, присущей тогда многим дворянам.

 

Разобравшись с делами, Екатерина Романовна отправляется с детьми  путешествовать по Европе. Это целый период её жизни, пожалуй, самый счастливый и безмятежный. Она «удовлетворяет свою  безжалостную наблюдательность» - посещает европейские города, осматривает музеи и госпитали, сады и дворцы, картинные галереи и мануфактуры, знакомится со многими европейскими знаменитостями – учёными и общественными деятелями, королевскими особами. С ней тоже ищут встречи, можно сказать, через неё европейцы знакомились с Россией, её культурой. Княгиня долго живет в Шотландии, где учится ее сын в Эдинбургском университете. Она сохранила на всю жизнь любовь к Англии, её государственному устройству, которая сочеталась с глубоким патриотизмом и стремлением что-то сделать на пользу родине.

 

У неё появился такой шанс, когда она вернулась в Петербург и получила предложение императрицы возглавить Петербургскую Академию наук. Это был беспрецедентный шаг даже для Европы – женщина во главе главного научного учреждения страны. Но учёные приняли это с воодушевлением, зная её любовь к наукам и европейские научные контакты. Екатерина Романовна стала почётным членом нескольких европейских академий и научных обществ.

 

Княгине досталась Академия наук с более чем полувековой историей и со многими проблемами, и она считала себя «запряжённой в воз, совершенно развалившийся». Это был самый плодотворный период в её жизни, когда она смогла проявить свои нерастраченные способности. Она принялась за дела со свойственными ей энтузиазмом и самоотдачей. Княгиня привела в порядок академическое хозяйство, активно занималась просветительской деятельностью.  Екатерина Романовна смогла начать и довести до конца многие важные предприятия. Академии давно уже было нужно новое здание – оно было построено при  княгине Дашковой. В России не было толкового словаря русского языка – он был издан также при  Екатерине Романовне.

 

Воспитанная в традициях дворянства того времени и зная французский язык лучше русского, княгиня начала серьезно изучать родной язык, уже будучи замужем. Она подала Екатерине IIидею создать Российскую академию для того, чтобы «возвеличить и усовершенствовать русский язык», стала её председателем. Создание первого толкового словаря - работа грандиозная,   но она не растянулась на десятилетия,  как могло бы быть. Благодаря энергии княгини Дашковой словарь был  окончен всего за 11 лет. Она привлекла к его созданию выдающиеся умы учёных, писателей, государственных и духовных деятелей, ведь он рассматривался поистине как дело государственной важности.

 

Русский язык княгиня Дашкова хотела сделать и языком науки – она учредила публичные лекции на русском языке, которые читали академики и адъюнкты. Екатерина Романовна активно выступала за утверждение отечественных начал в русской культуре, она была  против засилья всего иностранного, воспитания детей «как-нибудь, только не по-русски». «Да будут русские русскими» - так называлась одна из статей княгини. Свои статьи Екатерина Романовна печатала в учреждённом ею периодическом журнале «Собеседник любителей российского слова», где был собран цвет русской литературы XVIII века. Она добивалась того, чтобы знали и читали отечественных писателей, а русская словесность развивалась. И во многом благодаря Екатерине Романовне мы имеем великую русскую литературу XIX века, появление которой предвосхитил  «Словарь Академии Российской».

 

После публикации в академическом издании трагедии Я.Б.  Княжнина «Вадим Новгородский» с критикой самодержавия  у княгини был неприятный разговор с императрицей, и вскоре она взяла длительный отпуск. Павел I и вовсе уволил её и отправил в ссылку, после которой она проживала в Москве и калужском имении.  

 

Екатерина Романовна была удивительно многогранной личностью. Она занималась искусством гравюры, писала картины, проектировала дома и сады, была крупным коллекционером, писателем, педагогом, но в себе признавала один лишь талант – музыкальный. Она выступала как певица при дворе, а находясь в Европе, давала концерты собственных произведений, её называли музыкантом-профессионалом, «Моцартом в юбке». Как же сочетались в одной женщине любовь к искусству, музыке и строгий администратор!

 

Одни исследователи видели в ней наличие мужского ума и мужских черт характера, а А.И. Герцен, например, писал, что в Дашковой есть «что-то сильное, многостороннее, деятельное петровское, ломоносовское, но смягченное аристократическим воспитанием и женственностью».

 

Среди отзывов о княгине Дашковой есть как восторженные, так и уничижительные. Вспоминают, например, семейную драму Екатерины Романовны, сложные отношения с детьми Павлом и Анастасией, в воспитание которых она вложила столько сил. Здесь можно привести слова самой княгини из одного её произведения: «Но государственный человек в делах и в употреблении своего могущества судим быть может, в приватной же жизни редко, и то только в тесном кругу потаённые добродетели известны, однако мы слышим, что всяк обо всех судит, и чем знатнее человек, тем менее найдется людей, кои бы отреклись от того с ним знакомства, которое подаёт право судить о нём».

 

Несомненно, судить о Екатерине Романовне нужно по её делам и тому наследию, которое она после себя оставила, дающему ей право называться Великой россиянкой, которая считала, что главная добродетель в человеке – это любовь к Отечеству.

 


 

 

dashkova1

 

16 января – день памяти княгини Екатерины Романовны Дашковой.
В этот день в 1810 г. (4 января по старому стилю) княгиня умерла в Москве на 67-м году жизни, она была похоронена в храме Живоначальной Троицы в имении Троицкое (нынешняя Калужская обл. ) Там же, в Москве и Троицком, незадолго до смерти княгини ею были написаны мемуары, получившие название «Записки княгини Дашковой».

В чём интерес «Записок» княгини для современного читателя? Во-первых, они написаны такой яркой, неординарной и удивительной личностью, как княгиня Дашкова, которая вызывала совершенно разные, порой противоположные по оценкам отзывы своих современников и до сих пор вызывает живые споры исследователей. Но все они, пожалуй, сходятся в одном: «она решительно ни на кого не похожа».

Если говорить о современниках княгини, то самые положительные отзывы оставили о ней интеллектуалы своей эпохи, такие как Дидро, Вольтер и другие, отдавая дань её незаурядному уму и широте взглядов. Бенджамин Франклин признавал за ней интеллектуальное равенство, по его предложению она стала первой женщиной – почётным членом Американского философского общества, она же была первой женщиной – почётным членом Ирландской академии, не говоря уже о руководстве двумя академиями на родине, в Петербурге. Были и те, кто восхищался её многогранными дарованиями, например, знаменитый английский актёр Дэвид Гаррик писал о её музыкальном таланте.

Группа отзывов о княгине принадлежит дипломатам, особенно британским – они, как правило, отмечали независимость её характера и даже замечали, что с таким характером опасно жить в России. Как впоследствии писала автор книги о княгине Л.Я. Лозинская, она «смела быть личностью в те годы, когда этим правом обладала только одна женщина в государстве – Екатерина II». Не ушла от внимания дипломатов и необычайная активность, неукротимая энергия княгини, с которой она бралась за дела, её смелость, «превосходящая храбрость любого мужчины».

Но эти же черты её характера – независимость, прямолинейность, воспринимались как резкость, неуживчивость, даже «взбалмошность», и вызывали подчас резко негативные оценки, особенно в светской и придворной среде. Как отмечают исследователи, некоторые «штампы», прочно прилепившиеся к образу княгини, идут от самой Екатерины II. Например, императрица однажды назвала княгиню «скупягой», и это прозвище стало передаваться из уст в уста, войдя даже в труды исследователей, хотя известны факты, говорящие об обратном, взять хотя бы коллекции княгини, подаренные Московскому университету, Академии наук. И сама княгиня считала, что скупость – это «порок, свойственный только низкому уму». Екатерина Романовна отмечала, что она «всегда неловко чувствовала себя при дворе», хотя происходила из высокопоставленной семьи Воронцовых и была княгиней по мужу. И в предисловии к «Запискам» она написала: «Из моего рассказа будет видно, как опасно плыть на одном корабле с сильными мира сего, и как придворная атмосфера душит развитие самых энергических натур».

Вот что пишет о княгине исследователь Н.И. Павленко, автор книги о Екатерине II: «Екатерина Романовна Дашкова — уникальное явление отечественной истории. Ни Древняя Русь, ни средние века, ни новое и новейшее время не знали женщины, равной ей по разнообразию дарований. На долю женщины, принадлежавшей к великокняжеской или царской династии, иногда выпадала роль в истории, но историкам неведомы случаи, когда бы графиня по рождению и княгиня по мужу выбилась в ряды вельмож, причём не подличая, не заискивая, не утрачивая своего достоинства, не работая локтями, а благодаря своей исключительности. В ней причудливо сочетались гордость и колкость языка, чувство собственного достоинства и эгоизм, высокая нравственность и нежелание поступиться даже малой толикой независимости».

Жизнь княгини, с одной стороны, полна ярких событий и свершений : в 19 лет она – участница дворцового переворота, в 27 – знаменитая в Европе путешественница, беседующая с философами, в 39 – первая в мире женщина во главе Академии Наук, в 60 – первая московская знаменитость. С другой стороны, судьба её поистине драматична – в 2 года она потеряла мать, в 21 год осталась вдовой с двумя детьми, ещё раньше похоронив первенца, сложные отношения складывались у неё с семьей, с Екатериной II, которую она считала «земным идеалом», но всё же видела «тёмные пятна на светлой короне» императрицы. Княгиня всегда остро и эмоционально воспринимала всё происходящее, называя себя «Екатериной - мученицей», а свою жизнь – «бурной и тревожной».

Хочется заметить, что интересно не только само содержание Записок, но и полная перипетий история их написания и издания, которая чем-то напоминает детективную. Здесь было и уничтожение подлинной рукописи в опасении обыска, и выступление родственников против напечатания мемуаров, и долгий запрет печатать их в России по цензурным соображениям, и появление первых изданий в Европе на разных языках. До сих пор мемуары княгини изучаются, о них ведутся споры. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию лекцию, рассказывающую об истории создания и издания мемуаров княгини Дашковой.

 

 

 

 

 

                                                                                                                     карта питер Coat of Arms of Saint Petersburg 2003.svg 1газпром избирательная комиссияЕКП